Новости

09.04.2018

«Теперь вместо отпуска все деньги будем вкладывать в квартиру»: москвичи – о переезде по реновации

В ночь с 8 на 9 февраля во дворе домов номер 3 и 5 по улице Константина Федина было многолюдно. К трем часам сюда подъехала тяжелая техника, а также автобус, который выгрузил целую толпу рабочих из Средней Азии. Вооружившись лопатами, люди принялись очищать двор от снега. Когда рассвело, начали пилить деревья. За ними из окон домов наблюдали местные жители. Теперь они точно знали – скоро их пятиэтажки снесут, а их самих переселят в дом номер 62Б по 5-ой Парковой улице. Кого-то эта новость радовала, кого-то – огорчала, но равнодушно к рабочим, готовившим двор к приезду телевизионщиков, не отнесся на улице Константина Федина никто.
«На самом деле в этот 62-й собиралось все Северное Измайлово! – говорит жительница дома номер 3 Наталья Рябова. – Кого не встретишь, все говорили: "Мне любовница любовника, которая работает в Управе, по секрету сказала, что мы едем первые!" Подобное я слышала и от своих знакомых, и от женщины из очереди в магазине, и даже от воспитательницы детского сада. От Черкизово до МКАДа – все паковали чемоданы».
Почему в итоге выбрали дома номер 3 и 5, никто из жителей этих хрущевок не знает. Семья Рябовых уверена – «виноваты» соседи. Супруг Натальи Андрей вспоминает: еще до объявления о запуске программы реновации те принялись за капитальный ремонт, заменили все, что было возможно. Через несколько месяцев после того как все закончилось, появились первые слухи – на 5-ю Парковую поедут именно они.
Мы и сами этим летом сделали ремонт в детской. Сын очень просил, а потом все никак не мог решить – хочет он себе "Землю в иллюминаторе" или "Лондон". В итоге поклеили и то и другое, ну хорошо, что хоть полгода в этом ремонте успел пожить.
Наталья Рябова
Жительница нового дома по программе реновации
90% жителей дома  номер 3 по улице Константина Федина голосовало за снос дома и переселение. Семья Рябовых оказалась в меньшинстве. Они здраво оценили все риски и пришли к выводу, что и нынешнее жилье их вполне устраивает.
«Вон видите башню с красными фонарями? – указывает вдаль из окна новой квартиры Андрей. – Рядом с ней, левее, стоит, как мы его называем, "Дом-светофор". Он не только не слишком привлекателен внешне, но и расположен так, что через десять метров от подъезда находится дублер Щелковского шоссе. Построили дом еще в 2013-м, но до сих пор не сдали. Префект объяснил, что там проблемы с коммуникациями, но говорили и про рухнувший  лестничный проем. Так вот этот "светофор" – он под реновацию. Представляете, с какими мыслями мы голосовали?»
Дом номер 62Б на 5-й Парковой – намного более «стильный» и «тихий» – также изначально не предназначался для участия в программе реновации. Его строили на продажу. Жильцам ближайших пятиэтажек, спрашивавших на общих собраниях про эту новостройку, с самого начала советовали, как говорит Наталья, «закатать губу» и «даже не рыпаться». Потом события стали развиваться намного более стремительно.
«Слухи о наших домах поползли в конце января, – вспоминает Наталья. – При этом в тот день, когда пришла толпа из Департамента имущества, я днем звонила в управу, там сказали, что информации нет. В 18 часов позвонили в дверь и спросили, чего мы желаем».
«Сказали, что не хотим южную сторону и хотим последний этаж, – добавляет Андрей. – Все наши пожелания выполнили».
Но далеко не все жители домов номер 3 и 5 по улице Константина Федина реагировали на приход представителей Департамента городского имущества Москвы так же доброжелательно. Кто-то решил, что это розыгрыш, другие ждали новостей не раньше 2020 года, многих вообще не оказалось дома. Но уже в конце недели, 9 февраля, начали разносить смотровые талоны. На следующее утро в доме номер 62Б по 5-й Парковой улице открылся информационный центр.
«У меня мама живет на 3-й Парковой, тот дом сносится – не передать сколько, – смеется Наталья. – Даже сейчас, когда мы перебирали документы, нашли смотровую, датированную 2005 годом. Хотя к нынешней программе народ отнесся намного серьезнее. Решив, что за количество прописанных будут давать дополнительные метры, начали активно подтягивать родственников. У нас даже есть те, кто специально под это дело переженился и родил! Но я, если честно, не знаю, чем они слушали на собраниях, потому что сейчас все в шоке: "А почему это ничего дополнительного не дают? Мы тут расписались, мы тут родили, а где квартира?" Да даже договора сейчас подписывают – их никто особо не читает! А потом удивляются».
Когда Рябовы увидели предлагаемую им квартиру, они тоже сначала удивились: вместо полагающейся им «двушки» сотрудники Московского центра недвижимости привели их в «однушку». Оказалось, что при подготовке документов были перепутаны подъезды и людям предлагали к осмотру вовсе не те квартиры, которые им предназначались изначально.
«По какому принципу распределяли квартиры, тоже неизвестно, возможно, и по принципу: "кто не успел, тот опоздал", – говорит Андрей. – Вы бы знали, какие тут в первые дни были скандалы, до драк! Даже скорую вызывали – человеку стало плохо с сердцем. В этом доме ведь двухкомнатные квартиры от 58 до 64 кв. м. И вот люди не понимали: "Почему я, коренная москвичка, еду в 58, а какой-то приезжий из Армавира в 64?"»
Недоразумение с перепутанными подъездами на полдня парализовало весь процесс просмотра и оформления жилья. Не было понятно, что делать с теми жителями, которые уже подписали документы. Но телевизионных журналистов, приехавших делать репортажи, эта проблема нисколько не заинтересовала.
«Когда мы стали выражать свое недовольство, один журналист сказал: "Не портите кадр, уйдите отсюда!" – вспоминает Андрей. – При этом когда мы шли и смеялись, подшучивая над ситуацией, они это засняли, а потом рассказали, как все довольны тем, что получили новые квартиры».
Соседа, который смотрел вместо "двушки" "трешку" попросили на камеру сказать: "Неужели это все наше?" Он добрый человек, не стал отказывать. Потом те, кто отвечал за переселение, банально сделали ход конем – сбили номера квартир из одного подъезда и перевесили их в другой.
Андрей Рябов
Житель нового дома по программе реновации
Тем вариантом, который достался Рябовым в итоге, они в целом довольны: им нравится и вид из окна (до этого они жили на третьем этаже), и новые кухня с коридором. Не очень нравятся жилые комнаты. Во-первых, их общая площадь – вопреки обещаниям – несколько меньше, чем в прежней квартире, во-вторых, балкон находится в маленькой комнате, что неудобно – 14-летнему сыну придется отдать большую, чтобы «не бегать через него курить».
«Эта планировка для нашей мебели, конечно, не очень подходит, – огорчается Наталья. – У нас большой диван, в разобранном виде он будет занимать почти всю комнату. Вот думаем, как повесить на стену телевизор так, чтобы его случайно не смахнуть».
Большой вопрос вызывает и то, как уместить стиральную машинку в ванной комнате. В пятиэтажке санузел у Рябовых был совмещенный. Чтобы освободить пространство, они убрали ванну, установив вместо нее душевую кабину.
«Места было – хоть в футбол играй, – рассказывает Наталья. – Поэтому и восьмикилограммовая машинка у нас отлично помещалась. Рядом висели халатики, полотенчики, стояли два бака для белья. А тут я хожу и думаю – зеркало-то вообще влезет? Так что в принципе все нормально, но как начинаешь задумываться и обращать внимание на детали, сразу ситуация меняется».
Не нравится Рябовым и ремонт в новой квартире, «очевидно, сделанный наспех». Входная дверь – «какая-то картонка, которую точно придется менять». Электросчетчик в коридоре установлен так, что их старый шкаф «точно не влезет». Кладовка меньше, чем в прежней квартире. Из тридцати розеток только две в тех местах, в которых нужно.
«Неправильно думать, что все квартиры в хрущевках загажены, в убитом состоянии. Есть хорошие ремонты. Мы свой делали полностью "под себя", вымеряли буквально по миллиметрам. Сейчас же делать ремонт, во-первых, слишком дорого, во-вторых, просто некогда – на переезд тем жильцам, которые подписали договор и получили ключи, дается всего 15 дней. Изначально речь вообще шла о пяти», – рассказывает Андрей.
Если бы была возможность отказаться от ремонта и «забрать деньгами», Рябовы ею бы обязательно воспользовались. Еще лучше – не переезжали бы вовсе. При этом и Наталья, и Андрей соглашаются – им действительно повезло: вариант с 5-й Парковой для домов номер 3 и 5 по улице Константина Федина «идеальный». Они измерили: расстояние от подъезда прежнего дома до нынешнего составляет всего 250 метров. И хотя с переездом, несмотря на то, что в их квартире прописаны родители Андрея, уже достигшие пенсионного возраста, им никто не помогает, тем не менее, задача не выглядит такой сложной, находись дом, «скажем, в трех автобусных остановках отсюда».
«Просто это все настолько неожиданно, что мы даже не успели подготовиться. Теперь вместо отпуска все деньги будем вкладывать в квартиру, а у меня еще у подруги свадьба в Италии. А тут – вот это вот все!» – с иронией замечает Наталья.
«Отношение к реновации, конечно, очень индивидуально, – добавляет Андрей. – Для кого-то это однозначно благо. Мы же помоложе и думаем на несколько шагов вперед. По телевизору все красиво, но не все соответствует действительности. По федеральным каналам, например, говорили, что людям давали по две смотровые (смотровые талоны – прим. ред.). Неправда, не давали. Много говорили и про то, что дом обеспечен всей инфраструктурой: во дворе – сад, за домом – школа. Но мы обеспечены этой инфраструктурой только потому, что наши дети туда уже ходят. Вообще в Северном Измайлово с этим беда – мест не хватает, все забито».
Наталья добавляет, что «беда» и с тем, как уехать на работу со станции метро «Щелковская» утром. Близость Балашихи и автовокзала увеличивает число желающих прокатиться «как селедочка в бочке» в разы – иногда удается попасть только в третий подъехавший поезд.
«Гольяново, Северное и Восточное Измайлово – в этих районах живет порядка 200 тысяч человек. Плюс Балашиха. А дорог всего две – Щелковское шоссе и двухполосная Первомайская улица. По-другому отсюда никак не уедешь. Если еще понастроят домов – это будет просто смерть для района. Про парковку я вообще не говорю. Сейчас в этом доме никто еще не живет, а она уже забита. Я вчера специально посчитал – на наши 160 семей 40 парковочных мест. А всего ведь в доме 340 квартир!»
При этом Андрей Рябов подчеркивает – это проблема не столько программы реновации, сколько застройщиков, которые возводили здание. Что будет, когда людей действительно начнут переселять в дома, построенные специально для жителей хрущевок, он сейчас предположить не готов.
«Недавно вот разместили тендер на проектирование такого дома на площадке Константина Федина, – отметил он. – Обозначили высоту – 100 метров, то есть 30 этажей. Но главное даже не это – людям, в первую очередь, нужно четко понимать, когда их будут переселять. Нужно больше информации и коммуникации».
«Один наш сосед, например, только сегодня прилетел, – добавляет Наталья. – И представляете, в каком он шоке: "Какая реновация, что происходит?" А навстречу – люди с коробками, весь подъезд шебуршится. Вот такого, мне кажется, быть не должно».

Возврат к списку